Афанасьева Анна (15 лет). Повесть "Рождественское счастье"

Рождественское счастье.
 
Глава 1.
 
Недалеко от Лондона, в пригороде, в миниатюрном, пожелтевшем от времени одноэтажном домике жила маленькая семья Бёков. Точнее муж, жена и шестилетний сынишка Тим. Мистер Бёк работал грузчиком в магазине, и получал всего триста долларов в месяц. Этого едва хватало прокормить семью и старого кота. Вот из-за этого-то недостатка Тим и не решался напрямую просить у отца завести щенка. Но всё-таки давал знать родителям о своей мечте – щенке самоедской лайки. Всё время упоминал за завтраком, какой это хороший пёс; рисовал его на уроках рисования. Почти так же, как и собаку, мальчик хотел велосипед, но от этой мечты ему вскоре пришлось отказаться: три месяца назад он заболел какой-то странной болезнью. Как она называлась, Тим не помнил, но от этой болезни у него отнялись ноги. Его лечащий врач мистер Мейсон прописал ему кучу лекарств и антибиотиков, но они оказались бессильны: мальчику они не помогли. Доктор Мейсон, помимо своих обязанностей врача, был ещё и другом их семьи, и потому, что бы Тим не отстал в учёбе, приходил иногда к ним домой, чтобы проверить сделанные уроки.                                    
 
***
Тим проснулся оттого, что кот, нагло разлёгшись на его подушке, громко мурлыкал. Мальчик спихнул его с подушки (тот при этом обиженно мяукнул) и улёгся поудобнее. « Интересно,– подумал он,– когда придёт мистер Мейсон? Я совсем не хочу повторять математику, лучше французский. Вот бы ему это сказать... » — Не успел он это подумать, как дверь распахнулась и в комнату вошла миссис Бёк с подносом в руках. На подносе стояла кружка горячего чая (в котором больше было молока, чем чая) и тарелка овсянки. 
— Доброе утро, дорогой,— спросила она улыбаясь,— Тебе уже получше? 
— Вроде да, мам, — Тим принялся за кашу, скинув кота на пол (тот, мурлыкая, лез в тарелку).
— Джон скоро придёт и займется с тобой математикой. Давай доедай быстрей, он не  будет тебя ждать. 
— Мам, а можно я не буду учить математику? Я не очень понимаю это сложение. 
— Ну нет!— рассмеялась миссис Бёк — Раз у тебя проблемы с математикой, то её и изучай, а то совсем отстанешь.
Мальчик молча доел остатки каши (наглый котяра всё это время пытался сунуть лапу в овсянку), и мать ушла на кухню с пустым подносом. Тогда Тим достал учебник математики и погрузился в чтение. Как только он прочёл последнюю строчку одного из правил (оно было непонятное и никак не запоминалось), послышался скрип открываемой входной двери.
— Джон, милый, проходи, — послышался голос миссис Бёк,— Тим тебя уже заждался. 
— Не сейчас,— голос мистера Мейсона немного дрожал. — Нам надо поговорить. Идём в ту комнату, главное, чтобы малыш не услышал.
— А что такое?— взволнованно послышался голос мистера Бёка. 
Тут послышались шаги и дверь в соседнюю комнату со стуком захлопнулась. Скрипнула кровать и отодвигаемые стулья.
— Приезжал врач из Германии,— услышал приглушённый голос доктора мальчик,— и новости были не из самых приятных.
Кто-то вскрикнул. 
— Это неизлечимо? — спросил мистер Бёк.
— Да, но не это важно, важно другое. Он сказал, что это редкая болезнь, и те, кто ей заболевали, не оставались в живых.
Теперь вскрикнули двое. Миссис Бёк разрыдалась. 
— Но я думаю Тим сильный мальчик, он справится... — сказал мистер Мейсон.
Тим больше не слушал. Да и какой был смысл подслушивать дальше, если самое главное он уже услышал? Его как громом поразило. Этого не может быть, он же ещё слишком маленький! Впрочем, тот врач сказал, что те, кто ей заболевали, не оставались в живых, что, если он будет исключением? Тим решил подслушать дальше, но голоса перешли в шёпот, да ещё, как назло, на чердаке громко орал кот, помешав ему уловить обрывки слов. Вскоре хлопнула входная дверь, кот замолк, и в комнату вошёл отец. 
— Привет, пап. — Привет. Э-э... сынок, у Джона полно дел, и он не смог бы сегодня с тобой позаниматься, но зато он передал тебе гостиницы. Смотри.
Он стал вынимать из пакета и класть на стул рядом с кроватью разные фрукты и сладости (Тим заметил, что руки его при этом дрожали).
— Пап,— не зная, поступая правильно или нет, сказал мальчик,— я всё знаю.
Лицо мистера Бека вытянулось.
— Что «всё»? — неуверенно спросил он.
— Ну, про то, что сказал врач из Германии. И я думаю, что это неправда!— горячо заверил он отца, видя, что пакет из его рук упал на пол— Я ведь могу быть... ну, выжить, правда? 
— К-конечно правда,— обрадовался отец, увидев, что сын не плачет, и добавил — Ты же сильный мальчик. Да и к тому же ты ведь хочешь подарки на Рождество?!
— Какие?— Тим подумал, какие игрушки ему заказать.
— Ну как какие,— тот замялся,— ты же ведь хотел... хотел собаку?
— Что?— от восторга мальчик сел в постели.
Мистер Бёк никогда не говорил с ним на эту тему.
— Собаку? Ну конечно хочу! — и добавил — Самоеда.
— Ну, тогда, если ты хочешь заполучить его к Рождеству, я пошёл звонить в э-э... приют.
Закрыв дверь и чуть не прищемив ею кота, мистер Бёк подошёл к телефону. 
«Он всё знает,— подумал он. — Но не верит – и то хорошо. Но если он будет плакать? Нет, он получит щенка во чтобы то ни стало! Получит и всё! Может, случится чудо, и он выживет. Тем более, что Рождество уже завтра.» — С этими мыслями мистер Бёк взял справочник и подошёл к телефону.                                   
Глава 2.
 
— Да что такое! — возмутились миссис Бёк — Говори правильно!
Тим только что на французском перепутал «le bon pain» с «le bong pang». 
—Ладно, — сказала она после урока, — ты пока повторяй глаголы, я завтра всё проверю. И чтоб от зубов отскакивало, понял?!
— Угу,— вид у него  был неважный.
Мать какая-то рассеянная, мистер Мейсон так и не пришёл, отца он тоже не видел... и ведь сегодня Рождество!
Мальчик поглядел в окно. Огромные снежные хлопья, подобно маленьким снежкам, падали на землю. Затем обширная струя ветра врезалась в сугроб, хлопья опять поднимались вверх,и носились, как обезумевшие, между заснеженными деревьями, да так, что кроме них ничего не было видно. И среди этой кутерьмы ему на миг показалось, что видит самоеда... 
 
*** 
К вечеру мистер Бёк очень устал – за весь день он уже успел побывать в трёх приютах! – но самоеда так и не нашёл. Тогда ему посоветовали приют, находившийся почти рядом с его домом. Это был маленький обшарпаный домик зеленовато-болотного цвета. Мистер Бёк подошёл к крыльцу, потопал ногами о ступеньки, таким образом стряхивая с ботинок снег, и взглянул на вывеску, висевшую на двери. На выцветшей от сырости табличке было написано: «М-р Форс. Собаки всех пород». Набравшись храбрости, он дёрнул в колокольчик. Долго ждать не пришлось. Дверь распахнулась и на пороге появился старик. Он хмуро улыбался. 
— Что вам угодно, мистер... мистер...  Мистер Бёк, — помог ему отец Тима. 
— Здесь вы найдёте любую породу. Проходите, не стойте на пороге. — мистер Форс услужливо закрыл за ним дверь. 
— Мне нужно самоедскую лайку. И лучше щенка. 
— Ну посмотрите вон там, — старик махнул рукой на дальние вольеры. Здесь неприятно и удушливо пахло. Было слышно потрескивание лампы. В вольерах копошились, возились и скулили разные собаки. В последних вольерах лежали лайки и хаски самых разных окрасов. Но самоеда там не было. 
— Сколько вы возьмёте за этого щенка? — мистер Бёк указал на серебристого хаски. — Ну... — старик прикинул, сколько стоит собака, и сколько можно содрать лишних долларов за неё — Двести долларов.
Мистер Бёк смутился. — А за сто отдадите? У меня только пятьдесят долларов... Но я мог бы выплатить вам остальные пятьдесят в следующем месяце, — спросил он.
Тут уж смутился мистер Форс.  — Так и быть, двадцатку сбавлю, — угрюмо сказал старик.
— Но я не могу купить за такую высокую цену! Сто десять! 
— Сто семьдесят и ни пенни меньше. Я обслуживаю только состоятельных покупателей. — Лестная улыбка куда-то пропала. Старик нахмурился. — Но у меня сын! Сын болен! Он попросил у меня щенка на Рождество. Так сделайте же Рождественскую скидку! — воскликнул мужчина. 
— Если бы я делал скидки, то давно бы разорился, — сморщился мистер Форс, — Я же сказал – Сто семьдесят долларов, или убирайтесь вон. Я не обслуживаю попрошаек! — Попрошаек? — мистер Бёк гордо выпрямился — А я отказываюсь покупать щенка в таком свинарнике! — он махнул рукой на грязные вольеры и облупленные стены. — Ах так! Тогда и нечего вам здесь делать! — с этими словами старик грубо выпихнул мистера Бека на улицу и хлопнул дверью. Мистер Бёк в сердцах плюнул на порог, закутался поплотнее в пальто и зашагал, скрипя снегом, по направлению к дому. 
— Что это с ним? — спросила потрясённая его поступком девочка лет одиннадцати, подходившая к приюту.
— Не знаю, не знаю, — мужчина, шедший рядом с ней, вздохнул — Очень печально расстраиваться в канун Рождества. — Он дёрнул колокольчик. На пороге появился мистер Форс. 
— Проходите – проходите. Ужасная погода! — он поёжился. 
— Ужасная, — согласился мужчина. — Я Рональд Грантон. У вас приют... — он окинул взглядом помещение — ...и я принёс вам щенка. Мы его нашли на улице — он совсем замёрз. — Грантон вынул из-за пазухи маленький белый комочек. 
Щенок серьёзно посмотрел на старика своими голубыми глазками. Он скорее был похож на помесь лайки. 
— Та-акс... — мистер Форс осторожно принял щенка и посадил его в кресло — Вот так хорошо. Мариетта что-то шепнула отцу. 
— А вы, случаем, не знакомы с тем мужчиной, что только что вышел отсюда? — спросил мистер Грантон — А то, быть может, мы могли бы ему чем-то помочь?
Старик нахмурился. Он хотел было ответить «нет», но совесть удержала. Да, он его хорошо знает, и может, ему действительна нужна помощь? — Ну да, знаком. — мистер Форс схватил щётку и мыло для щенка — Вряд-ли он примет вашу помощь, но, быть может, ему надо помочь с устройством на работу? У него тяжело болен сын, и, думаю, это бы ему не помешало. Он живёт в седьмом доме. 
— Помочь с устройством на работу? — мужчина ухмыльнулся — У меня есть кое-что. Ладно, до свидания, нам пора. Завтра я к вам загляну. Мариетта, пошли, дорогая.
Девочка вскочила, и они вдвоём вышли на улицу. Фонарь тускло осветил их на миг, и мистер Форс захлопнул дверь.
Только сейчас, при одиноком треске лампы он почувствовал себя негодяем. 
— Да, — сказал он в ответ на свой замысел, — у ребёнка будет подарок на Рождество! — мистер Форс сгрёб щенка в охапку и отправился в ванную. 
                                  
Глава 3.
 
Утром Тим проснулся оттого, что  лучи солнца ярко освещали всю его маленькую комнату. Кот сладко грелся, лёжа на батарее. Он, как-будто предчувствуя что-то хорошее, громко мурлыкал. Но как только мальчик достал игрушки, в комнату вошёл отец.
— С Рождеством, малыш!
— Весёлого Рождества, пап, — откликнулся Тим.
— Вижу, тебе немного лучше, — сказал мистер Бёк, увидев порозовевшие щёки сына —  Давай-ка я отнесу тебя на кухню, а после праздничного завтрака будешь смотреть подарки, договорились? Мальчик кивнул, и отец осторожно отнёс его на кухню. Там, за столом, уже сидел мистер Мейсон.
— Счастливого Рождества, Тим, — улыбнулся он.
Тим ответил ему то же по-французски, и доктор совсем расцвёл. 
 
*** 
К дому номер семь подошёл некто, завёрнутый в серый плащ. Он поставил дрожащую коробку на порог и постучал в дверь. На пороге появился озабоченный мистер Бёк. 
— Держите, это вам и совершенно бесплатно, — мистер Форс (а это был именно он) протянул изумлённому мужчине коробку.
— Проходите, у нас как раз праздничный завтрак, — обрадованный мистер Бёк жестом пригласил его в холл. — Да не стоит, — старик махнул рукой. Ему было стыдно за вчерашнее.
— Да проходите же! Тим так обрадуется! И Молли, кажется, уже приготовила Рождественский пирог.
— Ну ладно, — мистер Форс улыбнулся и шепнул ему на ухо: — Только не говорите Тиму, что это я ему подарил. Пусть думает, что это подарок Санты.
Мистер Бёк прошёл на кухню и что-то зашептал жене. Та улыбнулась. 
— Сегодня у нас гости, Тим. Мистер Форс решил к нам заглянуть. Веди себя хорошо, — сказала миссис Бёк.                                          
 
*** 
После Рождественского завтрака мистер Бёк отнёс мальчика в кресло в гостиной, перед самой ёлкой. Правда, для этого оттуда пришлось согнать довольного кота.
— А вот этот подарок тебе подарил Санта. — отец указал на самую большую коробку под елью — Он принёс тебе то, что ты просил.
Тим часто задышал и сильно сжал руками подлокотника кресла так, что костяшки побелели. Затем он начал медленно подниматься с кресла. Мистер Бёк бросился к нему на помощь, но мальчик уже встал сам. Он взял отца за руку и сделал шаг.
— Невероятно, — зашептал мистер Мейсон, — Он ходит. Фантастика.
Тим опустился на пол перед подарками и открыл крышку. На дне коробки лежал, свернувшись клубочком, маленький белый щенок. 
— Мой щенок. — восторженно прошептал малыш — Мой Кайп.
В этот момент раздался стук в дверь. Мистер Бёк открыл и с удивлением обнаружил на пороге богато одетого мужчину с девочкой. 
— Весёлого Рождества. Я Рональд Грантон, владелец фирмы по производству мебели.  — представился мужчина, — А вы, как я понимаю, мистер Бёк. Я ищу водителя для перевозки мебели, и мне порекомендовали вас. Работа оплачивается в шестьсот долларов в месяц. Если вы согласны, приходите завтра в 17:00 в сам офис, и мы с вами всё обговорим.  
— Счастливого Рождества... — произнёс оторопевший мистер Бёк — Ой, а у нас ещё остался праздничный пирог и салат. Проходите. 
— А папа купил конфеты — сказала Мариетта. 
Мистер Грантон кивнул и вошёл в холл.                                          
 
*** 
Когда Грантоны прошли в гостиную и представились, Мариетта села рядом с Тимом. Увидев знакомого щенка, девочка удивлённо посмотрела на мистера Форса. Но тот лишь кивнул и многозначительно посмотрел на камин. 
— Как его зовут? — спросила она у Тима.
— Кайп, — шепнул малыш. Мариетта улыбнулась и посмотрела в окно.
Солнце ярко светило, освещая тёмную фигуру кота на подоконнике. 
Неожиданно для себя самой она засмеялась вместе с мальчиком. 
И от этого смеха на небе зажглась невидимая днём звезда. Это звезда счастья и жизни. И если кто-то кому-то подарит жизнь, на небе зажжётся звезда, которая будет гореть вечно. И так будет всегда, пока на земле существует Счастье и Добро. 
 
Послесловие.
 
Если вы заметили, в этой книге « живёт » кот. О нём прозрачно намекается в каждой главе. Он « присутствует » в жизни мальчика. Если вдуматься, это вовсе и не кот. Это символ счастья. Вот смотрите: кот не дал услышать мальчику подробности болезни, мяукая на чердаке; Тим гладил кота, когда просил у Санта Клауса щенка; и именно кот присутствовал в самом финале повести. Кот всегда счастлив и освещён солнцем. Создаётся ощущение присутствия доброго волшебника. Может это чеширский кот? Нет, это не чеширский кот. Это аллегория Пака. Пак – это добрый сказочный эльф, известный персонаж детских английских сказок. Только если Пак – лесной эльф, то кот – домашний. Домашний эльф охраняет дом от несчастий и болезней, приносит в дом счастье, помогает добротной и трудолюбивой хозяйке. Обитает в основном в честной семье. Так и наш кот. Все «недомыслы» (откуда Мариетта и её отец; как появился в доме эльф и почему) здесь специально, чтобы ребёнок, читающий эту повесть, сам во всём разобрался, додумал и обдумал. Вот тогда повесть превращается в самую настоящую сказку.
 
Повесть написана в 2010, переписана в электронном виде в 2015. сокращённый вариант.